Александр Рождествин (sllonja) wrote,
Александр Рождествин
sllonja

Расскажу, почему же я так люблю Пасхальное восстание.

Ну, во-первых, это ирландцы. Самая весёлая и правильная нация на Земле. Конечно, порой их тоже заносит (как Имона де Валеру, который отправил официальное соболезнование Третьему Рейху в связи со смертью Гитлера), но кого нет?
Впрочем, забудем на секунду об ирландцах (хотя не получится). Пасхальное восстание - это удивительная история восстания, которое было обречено на провал. Пирс с товарищами сделали всё, чтобы залажать. Рассорились с союзниками - другими ирландскими тайными обществами. Проебали поставку оружия из Германии - её перехватили англичане. Не смогли организовать регионы - те попросту запутались в противоречивых указания поступающих из Дублина (одни говорили - будет восстание, другие - мол, всё отменяется). Стоило им начать, как выяснилось, что и военные из них так себе. Эти горе-повстанцы даже не удосужились захватить вокзалы и порт, даже Дублинский замок (где заседала английская администрация) и тот остался в руках британцев.

Это было восстание, подготовленное теми, кто не должен был подготавливать восстания. Патрик Пирс, учитель гэльского и директор школы. Имон Кент, который играл на волынке для Папы Римского. Томас МакДона, драматург и поэт. Джозеф Планкетт, эсперантист. Что они знали о тактике, о стратегии, по пулях и снарядах, окопах и городской войне? Ничего. Что они могли рассказать своим людям о крови, злости, ненависти, боли, смерти, без которых не обходится ни одна борьба за правое дело? Только приукрашенные истории прошлого. Говорят, чем дальше шло дело, тем Пирс становился одержимее - всё время твердил о том, что дублинцы должны своей кровью смыть кровь Роберта Эммета (казнённого борца за независимость Ирландии 18 века) с улиц города.

Я думаю, большинство из них понимало, на что идёт. Томас Кларк, самый старший из заводил, провёл 15 лет в английской тюрьме. Вышел, уехал в США, женился, трое детей, ферма. Вернулся в Ирландию, открыл табачный магазин - а через девять лет в здании Главпочтамта кричал Пирсу и Конноли, что лучше умрёт, чем капитулирует (и оказался единственный, кто не подписал капитуляцию Пирса). Впрочем, судьбы его это не изменило - на расстрел он отправился сразу после Пирса. Кстати, самого Пирса подписать капитуляцию побудило такое событие: он увидел, как какая-то семья, выбираясь из развалин своего дома, размахивает белым флагом. А британские снаряды и пули ложатся прямо на этот прекрасный ориентир.

Все они в глубине души понимали, что их мероприятие обречено на провал. А провал - это расстрел или, если повезёт, виселица. Де Валеру спасло его американское гражданство. Майкла Коллинза - тот факт, что он не занимал никакой командной должности. У Кента, МакДермотта, Планкетта, Конноли и остальных такой козырной монтаны не было.

Но тем не менее, они выступили. Пирс зачитал Прокламацию о создании Ирландской Республики. На неделю стал первым президентом Ирландии. Они выступили - без шансов на победу. Без шансов выжить. И они проиграли. И поплатились жизнями за своим идеи и за свою самоуверенность. И ничего в Ирландии не изменилось. В 1917 и 1918 году она была такой же, как и до Восстания. А в 1919 году вдруг, с местечкового теракта, началась Война за Независимость Ирландии. И Майкл Коллинз, адъютант Джозефа Планкетта, Имон де Валера бывший командир третьего батальон Ирландских добровольцев, Катал Бру, который едва не погиб, защищая госпиталь св. Якова, и все-все прочие за два года сделали то, что не смогла сделать Германия в Первой Мировой войне. Они победили. Вырвали свою независимость.

И простой крест во дворе тюрьмы Килменхейл теперь отмечает место, где были расстреляны Пирс, МакдДона, МакДермотт, Планкетт, Кент, Кларк. А у противоположной стены, ближней к выходу из здания тюрьмы, был расстрелян Джеймс Конноли, раны которого были столь тяжелы, что он не смог стоять даже перед расстрельной командой.

Недавно были обнаружены дневники сержанта Сэмюэля Генри Ломаса, который был членом расстрельной команды. Третьего мая 1916 года он пишет: "Пирс попрощался с женой - это было очень печальное зрелище. Потом он вышел из камеры, и пошёл к стенке, что-то насвистывая". Пирс не был женат, а единственный, с кем он общался, перед расстрелом, был священник, брат Алоизий. Но в сознании этого солдата Пирс сказал жене "Прощай!" и отправился на смерть, весело насвистывая. Может быть, Пирс верил, что его жертва не напрасна. Может, он видел всю цепь событий, верил, что она свершится. А может, брат Алоизий рассказал ему смешную байку про Иисуса. Кто знает. Сержанту Ломасу не дано было узнать - через год он был убит во Франции.

А Ирландия... Ну, что стало с ней - вы уже знаете.
Tags: Вычитанное, Графомания, Эмо-пост, многабуков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments